Отражение чувств консультанта.

Консультирование всегда требует личной эмоциональной вовлеченности в процесс самого консультанта (заметьтене только опыта, прозорливости), поэтому консультант обязан выражать также собственные чувства, возникающие в ситуации консультирования. Их возникновение представляет собой своеобразный резонанс на переживания клиентов. Консультант посредством выражения своих чувств раскрывается перед клиентом. Раскрыться в самом широком смысле — это значит показать свое эмоциональное отношение к событиям и людям.

Вслушиваясь в свои чувства, консультант может подучить о клиенте много ценной информации. Выражение чувств помогает поддерживать глубокий эмоциональный контакт, в усло­виях которого клиент лучше понимает, как другие люди реагируют на его поведение. Однако консультант должен выражать чувства, только связанные с темой беседы. Иног­да сам клиент жаждет получить информацию о чувствах консультанта. И на весьма частый вопрос: "Я хотел бы уз­нать, как Вы чувствуете себя со мной?" - не нужно спе­шить отвечать. Ha такой вопрос лучше ответить вопросом: "Почему Вы спрашиваете меня об этом?", "Что Вы об этом думаете?". В консультировании всегда более значимы чув­ства клиента, а не консультанта.

То, что является «реальными проблемами» для клиента, может не быть «реальными проблемами» для консультанта, и наоборот. (Вещи, которые беспокоят меня, тебя могут не беспокоить.). Но что действительно (важно во всех разновидностях консультирования, так это терпение, позволяющее консультанту не забегать вперед , и не гадать, пытаясь определить «реальные» проблемы своего клиента. В любом случае эта проблемы должны проявиться и быть выявлены в процессе обсуждения клиентом собственной жизненной ситуации. Вот пример того, что может произойти, если этот принцип не будет соблюдаться:

— Мой отец умер, и я уехал из этого района. Мне было сложно обосноваться на новом месте, и я переходил с работы на работу. Мне всегда было нелегко устроиться на хорошую работу.

— Да, я знаю, как это бывает. Мне самому понадобилось много времени на то, чтобы прийти в себя после смерти отца. Я считаю, что когда умирает кто-то из близких, мы должны быть готовы встретиться с самыми разными чувствами...

— Да нет, все было совсем не так. Я никогда не был особенно близок со своим отцом... На самом деле сложно мне было из-за того, что у меня не было никакого формального образования. Я смог по-настоящему хорошо устроиться лишь после того, как попал в университет.



Способы самораскрытия:

1. Консультант может выражать свои непосредственные реакции по отношению к клиенту или к ситуации консультирования, ограничиваясь принципом "здесь и теперь".

Например: "Иногда, вот как сейчас, мне трудно выбрать, как реагировать на Ваши слова, чтобы это имело смысл для Вас; мне грустно и тревожно, что Вы постоянно спотыкаетесь и занимаетесь самоуничижением" и т.п.

1. Консультант рассказывает о своем жизненном опыте, демонстрация его схожести с ситуацией клиента.

Правила техники:

Раскрываясь, консультант в любом случае должен быть искренним, спонтанным и эмоциональным.

Рассказ о своих переживаниях не должен отвлекать внимание от клиента или эмоциональное участие д.б. было уместным и служить интересам клиента, а не самого консультанта.

Желанию полнее понять проблемы клиента не должна сопутствовать утрата объективности. Как говорит Storr (1980), "эмпатия без объективности столь же малоценна, как и объективность без эмпатии". Jung (1958) пишет: Чувства невозможно сочетать с оценкой. Нет разницы, высказывается ли оценка или держится при себе, положительная она или отрицательная - нельзя соглашаться с пациентом без всяких возражений — это тоже отдаляет, как и осуждение. Сочувствие проявляется только при беспристрастной объективности".

В самораскрытии очень важен фактор времени —

не следует злоупотреблять откровенностью - не нужно делиться каждым испытанным чувством, возникшим воспоминанием или фантазией. Часто повествование о событиях своего прошлого больше похоже
на псевдораскрытие. не затягивать откровение, чтобы в центре внимания оставался клиент и переживания консультанта не выдвигались на первый план.

надо уловить соответствующий момент + Техника самораскрытия используется лишь при наличии хорошего контакта с клиентами, как правило, на поздних стадиях консультирования. Скрытность особенно актуальна в начале консультирования, когда клиент чувствует себя тревожно и не доверяет ни себе, ни консультанту. Откровенность консультанта может увеличить тревогу клиента и недоверие к консультанту.



Критика техники:

В течение многих лет преобладала точка зрения, что консультант не должен поддаваться искушению раскрывать свою личность перед клиентом. Почему?

1. Когда клиент слишком много знает о консультанте, он значительно меньше фантазирует о нем, и консультант теряет важный источник информации о клиенте. Например, некоторые клиенты стремятся узнать, женат он (замужем она) или нет. Вместо ответа на этот вопрос консультант должен поинтересоваться, какое имеет значение для клиента, женат или неженат консультант.

2. Вторая причина, по которой не рекомендуется раскрываться перед клиентами, состоит в
том, что откровенность подразумевает разделение своих проблем с клиентами, что антитерапевтично. Рассказывая о себе клиенту, консультант чаще всего просто добивается, чтобы клиент его лучше понял и "принял". Однако перед консультантом стоит противоположная задача — понять клиента.

Конечно, в приведенных аргументах содержится доля правды. Тем не менее представители экзистенциально-гуманистической ориентации трактуют откровенность консультанта как важный аспект современного консультирования и психотерапии, их главные аргументы

1. Помогает сложиться, искренним отношениям между консультантом и клиентом, увеличивает взаимное доверие.

2. Спускаясь с высокого пьедестала анонимности, консультант придает смелости клиентам в раскрытии значимых событий,Иначе говоря, откровенность вызывает откровенность.

Техника Паузы (молчания)

Большинство людей испытывает смущение, когда обры­вается беседа и стоит тишина. Она кажется бесконечно дол­гой. Так же и начинающий консультант чувствует себя не­уютно при возникновении в беседе паузы молчания, not-скольку ему кажется, что он постоянно должен что-то -де­лать. Однако умение молчать и использовать тишину в тера­певтических целях — один из важнейших навыков консуль­тирования. Хотя тишина в консультировании иногда означа­ет нарушение консультативного контакта, тем не менее она бывает и глубоко осмысленной. Как известно каждому из повседневной жизни, хорошим друзьям не обязательно все время разговаривать, а влюбленные много времени прово­дят в молчании, что свидетельствует лишь о глубине их от­ношений. Для консультанта, научившегося быть чутким к различным смыслам тишины, вообще к тишине, и научив­шегося сознательно создавать и использовать паузы в кон­сультировании, молчание становится особенно, терапевти­чески ценным, ибо оно:

- увеличивает эмоциональное взаимопонимание, кон­сультанта и клиента;

- предоставляет возможность клиенту "погрузиться в себя и изучать свои чувства, установки, 'ценности, поведение;

- позволяет клиенту понять, что ответственность за бе­ду лежит на его плечах.

Обычно в консультировании различают "содержательное" и "бессодержательное" молчание (Gelso* Fretz, 1992). В последнем случае увеличивается тревога клиента, он не может усидеть на месте, начинает нервничать.

Каковы важнейшие смыслы молчания в консультирова­ли?

1. Паузы молчания, особенно в начале беседы, могут выражать тревогу клиента, плохое самочувствие, растерянность из-за самого факта консультирования,

2. Молчание далеко не всегда означает (Отсутствие реальной активности. Во время пауз молчания клиент может искать нужные слова для продолжения своего повествования, взвешивать то, о чем шла речь перед этим, пытаться оценить возникшие во время беседы догадки. Консультанту также нужны паузы молчания для обдумывания прошедшей части беседы и формулировки важных вопросов, периодические паузы молчания делают беседу целенаправленной, так как в это время мысленно выявляются существенные моменты беседы, резюмируются основные выводы. Паузы молчания помогают не пропускать важные вопросы.

3. Молчание может означать, что и клиент, и консультант надеются на продолжение беседы со стороны друг друга.

4. Пауза молчания, особенно если она субъективно неприятна как клиенту, так и консультанту, может означать, то оба участника беседы и вся беседа оказались в тупике и происходит поиск выхода из создавшейся ситуации, поиск нового направления беседы.

5. Молчание в некоторых случаях выражает сопротивление клиента процессу консультирования. Тогда оно по отно­шению к консультанту имеет манипулятивный смысл. Здесь клиент ведет игру: "Я могу сидеть как камень и посмотрю, удастся ли ему (консультанту) сдвинуть меня".

6. Иногда паузы молчания возникают» когда беседа про­текает на поверхностном уровне и избегается обсуждение наиболее важных и значительных вопросов, которые, одна­ко, увеличивают тревогу клиента.

7. Молчание иногда подразумевает глубокое обобщение без слов, оно тогда более осмысленно и красноречиво, чем слова.

Что делать с паузами? В консультировании поднимают вопрос: должен ли их прерывать сам консультант? Распространено мнение, что консультант должен прерывать пустое молчание и не спешить прерывать продуктивное молчание. Когда кли­ент умолкает и молчание длится долго, уместно замечание консультанта: "Вы, кажется, очень задумались. Не хотели бы поделиться тем, что сейчас чувствуете?" или "Что важ­ное для себя Вы слышите в этом молчании?". Вместе с тем не следует забывать, что клиент сам отвечает за прекраще­ние молчания.

Несравненную терапевтическую ценность молчания ил­люстрирует Rogers (1951) примером из своей практики:

"Я недавно завершил консультирование самого странного, из встречавшихся мне случаев (...). Джоан была одной из первых моих клиентов, когда я начал еженедельно консультировать в местной среднеобразовательной школе. Школьному консультанту девочка сказала: «Я так стесняюсь, что даже не смогу говорить о своих трудностях. Вы не могли бы сами это вделать?» Итак, перед встречей с Джоан консультант рассказала мне, что самая большая проблема девушки — это отсутствие друзей. Консультант еще добавила, что Джоан очень одинока.

Когда я впервые увидел девушку, она почти не говорила о своей проблеме и лишь упомянула о родителях, которых, казалось, любит. Наша беседа прерывалась очень долгими па­узами. Четыре следующие беседы уложились бы слово в слово на маленьком клочке бумаги. В середине ноября Джоан сказа­ла, что "все идет совсем неплохо". И ничего более. Однако консультант рассказала, что преподаватели отмечают непри-вычную для них дружелюбную улыбку на лице Джоан при встречах в коридоре. Прежде она почти не улыбалась. Сама консультант редко видела Джоан и ничего не могла сказать о ее контактах с другими учениками. В декабре состоялась бесе­да, во время которой Джоан свободно общалась. На остальных встречах она только молчала, присев на корточки; и ка­залась задумчивой, иногда поглядывала с улыбкой. Еще большее молчание воцарилось в следующие два с половиной ме­сяца. После этого я узнал, что Джоан выбрана "девушкой месяца" в своей школе. Критериями выбора всегда являлись спортивность и популярность. Одновременно я получил вес­точку: "Думаю, мне больше не нужно Вас посещать". Да, конечно, ей не нужно, однако почему? Что произошло за эти часы молчания? Так была проверена моя вера и возмож­ности клиента. Я счастлив, что не сомневался".

Этот случай показывает, что консультант должен позволить клиенту быть в консультативном контакте таким, каким ему хочется, стало быть, и молчать.


ХАРАКТЕРИСТИКА3-ЕЙ СТАДИИ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ


otrazhenie-chuvstv-konsultanta.html
otrazhenie-duha-dojo-v-ajkido.html
    PR.RU™