Отрезать слишком дорогостоящие акции.

Промоутер отличается от консалтингиста тем, что рискует прибылью вместе с заказчиком.

Если заказчик разорится, то нанятому им промоутеру не видать очередных комиссионных, как своих ушей в холодильнике.

Поэтому промоутеру не с руки втягивать своего заказчика в особо дорогостоящие и бестолковые рекламно-пиаровские акции.

Хотя такое искушение всегда есть.

И как ему не появиться, когда у промоутера десять воющих от голода любовниц по лавкам сидят и долгов накоплено - по самое "не балуй", а заказчик - рюха рюхой, обуть такого ликующего тормоза - святое дело.

Да и кому из провинциальных промоутеров не охота замутить нечто по столичному грандиозное, чтобы потом весь местный истеблишмент столетиями об этом вспоминал и ахал?

Считай, тебе личный авторитет и халявная стопка водяры в любой местной рюмочной после такой фата-морганы по гроб жизни обеспечен.

Такое помутнение в мозгах и головокружение от успехов даже у видавших виды столичных профи зачастую случается.

Но надо держать себя в руках. Скрипеть зубами. Изображать Железного Феликса. Принимать успокоительное. Ходить на прием к психоаналитику. Посещать цирк, парламентские заседания Думы и бордели. Словом, делать все, чтобы вместо эффективных, но дешевых промоушн-мероприятий, ввязаться в эффектную, дорогущую, но беспонтовую кампанию.

Для этого надо и клиента осаживать время от времени. Он ведь, полено стоеросовое, тоже порой в наполеоны метит, зараза такая.

Проще всего сразу же честно-откровенно объяснить маркетчикам клиента или ему самому, что перед, как вкладываться в раскрутку, надо вложиться в тактическую разведку. А если ее результаты говорят, что широкомасштабная реклама окажется хуже, нежели точечный пиар, то, значит, надо плюнуть на дорогостоящую рекламу и упереться в хитроумный и дешевый пиар.

Например, некий режиссер (не промоутер, а режиссер в европейском смысле слова - лапоть, халявщик, трепло и агрессивный инфантил) говорит промоутеру: "А раскрути-ка, голубчик, ты мой будущий фильмец перед барыгами-инвесторами и зрительской публикой".

Умный промоутер бросит все силы на впаривание фильма инвесторам, а не публике. Потому что, получив деньги, съемочная команда и он сам, даже не создав шедевра, обеспечат себе достойную старость. А промоутер укрепит свои позиции за счет пиара в кругах спонсорских контор.

А тупой промоутер, удовольствовавшись полученными от барыг копейками (а то еще и вложив, дурачок, свои бабки в съемки) вложится в рекламу фильма перед зрителями по полной. И прогорит тоже по полной. Задолжав всем. И всем изрядно насолив. Особенно киношникам.



Поскольку главный его заказчик – режиссер, а не спонсор.

А режиссеру, если он не маразматик, хорошо обеспеченный фильм важнее хорошо обеспеченной рекламы.

В последнее время я меня просто в дрожь бросает от расточительности промоутеров. Хоть я и понимаю, что все дело в откате от подрядчиков и на дешевке нечего тырить, однако кидать заказчика таким образом, считаю, неразумным.

Пора понять, что стабильность клиентуры намного более прогрессивное состояние пищевой цепочки промоутера, чем ободранный до костей труп разорившегося по твоей милости заказчика.

Дни пиратства и дилетантизма в России подходят к концу.

Дальше будут выживать наиболее продвинутые и профессиональные кланы. Во всех сегментах рынка политических, религиозных и коммерческих услуг. И на промоутерской делянке тоже (и я с воодушевлением буду лицезреть, как замочат последнего прогоревшего дебила из этого бизнеса).

Давайте возьмем какой-нибудь мелкий случай.

Допустим, малоизвестный ярославский каратист договорился с промоутером о продюсировании тем серии гастрольных боев доблестного ярославца в Японии.

Промоутер развел на бабки владельца шараги по продаже арбузов, получил от него под средства на устройство боев, соорудил команду с обслуживающим персоналом, тренером и переводчиком.

Теперь остается стадия пиара и рекламы.

И тут промоутер должен поговорить со своим ярославским арнольдом по душам. И растолковать дровосеку этому всю стремность расклада.

Мол, крайние сроки, хилый бюджет, загадочная японская душа и т.п. В общем, тратить бабло на изучение нынешней ситуации со спросом на каратистские зрелища в префектурах островов Хонсю и Сикоку можно.

Можно, дескать, в принципе, провести о-го-го какие всеяпонские массовые опросы и проверочные комбинации, смоделировав даже какой-нибудь там рыночный тест (simulated test-market) и просчитать ситуацию до йены.



Но есть риск, что такие исследования не окупятся. Ибо – какой толк тратить деньги, чтобы узнать о том, что в Японии своих каратистов, как собак, не резаных на шашлык корейскими поварами.

И тут уже не о подгонке концепции гастролей к конъюнктуре местного каратистского рынка говорить надо, а о срезании сметы на разведку.

Такого срезания, при котором следует ронять скупердяйскую слезу, даже тратясь на нечто непритязательно-неприхотливое и почти бесплатное вроде слепого теста.

Мужественный ярославец, само собой разумеется, ни хрена не поймет из этих промоутерских объяснений, но на душе у него станет ясно и спокойно. И он поинтересуется дальнейшим ходом шпионской кампании.

И тогда промоутер серьезно, так, и делово предложит ему следующий план. Мол, нужен дешевый и быстрый метод, позволяющий в 5 минут выявить среди японцев фанатичных любителей ярославского стиля карате. Применяя данный метод, мы чисто статистически, без мордобоя на татами, узнаем потенциальный процент будущих зрителей.

И такой путь - путь экономного раскошелевания - есть.

Жены промоутера, каратиста и тренера садятся за интернет. И, используя русско-японские разговорники времен разгрома квантунской группировки ("Стой!", "Руки вверх!", "Жить хочешь, узкоглазый?"), наугад опрашивают в Японии первых попавшихся под руку любителей ярославского карате, в какой день они могли бы приехать на выступления российского гастролера и сколько готовы выложить за входной билет.

И дальше все в шоколаде.

Гастроли идут.

Японские фанаты орут.

Ярославское карате торжествует, восторженно осыпаемое, словно розовыми лепестками белоснежное платье невесты, выбитыми зубами каратистов-аборигенов.

И даже арбузных дел мастер-спонсор доволен.

Ему от самураев ножик для харакири привезли в подарок.

Теперь этим ножиком спонсор режет арбузы и дыни, проверяя их на спелость.

И все конкуренты на базаре ему теперь из-за этого ножика завидуют черной лютой завистью, ибо нет ни у кого из них такого.

4. Прокрустово ложе анализа для промоутерского шпионажа, в целом, должно ограничиваться следующими направлениями:

A. Краткосрочная динамика рынка: объем атакуемых сегментов, приверженность населения уже раскрученным лейблам и имиджам, сколько голосов, душ или баксов можно срубить на дешевке, а сколько – за счет дорогостоящей кампании, услуги и товары конкурентов, насколько активно давят местные власти и за сколько их можно купить.

B. Актуальный социально-политический и религиозно-этнический фон: технологическое развитие подлежащей завоеванию территории, местное законодательство, возраст, пол и верования аборигенов, сезонность спроса размер зарплат и пенсий.

C. Установки, полученные от собственных маркетчиков – это: стратегия завоевания своей ниши в рыночном сегменте, цели оперативных комбинаций. А также SOV ("share of voice" - доля голоса, то есть - распределение веса сообщения) – заложенная маркетчиками концепция планирования, которая используется промоутерами при принятии решений о СМИ. В соответствии с этой концепцией промоутеру дается установка: сколько бабла потратить на охмурение масс и по каким каналам прокатать охмуряющую ботву. Но делать это надо не абы как, а исходя из тактических моментов, главный из которых – как и где вкладываются в охмурение конкуренты. Если упростить, то SOV - это процент вашей агитпроповской байды от общего объема пиара и рекламы в регионе (отрасли).

А в заключение главы – о веселеньком.

Повторение, как известно, мать учения, а также покровительница и заступница всех любителей наступать на грабли.

И мы с вами, о, други и подруги, сейчас пробежимся… Хи-хи-хи, нет, вовсе не по граблям, ну их к черту, а по основным видам мелкоопросных промоутерских делишек, делая вид, что ничего подобного в предыдущих священных книгах не встречали (иначе интерес отпадет, а нам это надо?).

Они, конечно, почти те же, что и рекламе и пиаре.

Но не все, уверен, начали читать мой опус с самого начала (я сам всегда книжки черти как читаю).

Поэтому - повторюсь в перечислении этих видов и даже не стану смущаться-извиняться.

Их всего 11:

1. Групповые дискуссии относятся к качественным методам сбора информации, позволяющим (в отличие от количественных методов) отвечать на вопросы общего характера: "Зачем?", "Почему?", "Кто спер прошлогодний национальный бюджет?", "Где моя тачка, чувак?"

2. Фокус-группы отличаются от групповых дискуссий четко поставленными вопросами для обсуждения и установкой на то, чтобы участники не фантазировали разную дребедень, а пользовались доказательной базой, основанной на собственном опыте.

3. Peer-группы (группы равных) от фокус-групп отличаются меньшей численностью участников (всего 4-5 пиплов), меньшей продолжительностью спора, возможностью общения знакомых между собой людей и более крепкими напитками на столе.

Участники имеют общий социальный статус, одинаковые конфессиональные и политические убеждения.

4. Десантные группы – полемика ведется для анализа проблем конкретной организации, а участвуют в ней зачастую сами работники этой конторы и прямо на рабочем месте.

От мозгового штурма этот вид обсуждения отличается тем, что проблемы до начала дискуссии точно не формулируются. Фишка в том, чтобы найти (в основном именно найти, а не решить) самые важные препятствия в работе шараги одной лихой кавалеристской атакой.

5. Номинальные группы – тут не требуется одновременного присутствия участников в одном месте.

Участники опрашиваются врозь, а потом выражают свое отношение к мнению остальных пиплов. Это позволяет избежать пьяной потасовки, проломленных голов и давления лидеров группы на ее слабовольных участников.

6. Дельфи-группы – участники (это уже не набранные в подворотнях гофрированные шланги, а нанюхавшиеся портянок и покормившие вдоволь вшей тертые калачи с учеными мозгами и знаниями по обсуждаемому предмету) дают прогнозы относительно будущего товарной линейки или услуги.

7. Группы конфликта – создаются из пиплов, каждому из которых выдали по бейсбольной бите и сказали перед дискуссией, что другие участники группы за глаза называли его "паршивым флеймером, гнилым болтуном и вонючим скандалистом".

Столкновение мнений и льющаяся ручьями кровь дают возможность раскрыть такие стороны обсуждаемого предмета, которые во время простой мирной болтовни никто даже и не заметит.

8. Группы модификации поведения - организаторы предлагают участникам разные стремные ситуации (допустим, вы выпили на корпоративной вечеринке 10 литров пива единым махом и поехали на переполненном до отказа лифте на этаж, где находится сортир, а лифт взял да и застрял – чего делать?), в которых предлагается откровенно высказать, что будешь в них делать.

Такие группы позволяют увидеть провал операции до того, как она начнется.

9. ECG ("extended creative groups" - типа, креативные группы) – тут участники (сюда и малых детей иногда зовут) прикалываются по полной.

Они играют, поют, рисуют похабные рисуночки на стенах, лепят неприличные скульптурки и т.д. А организаторы смотрят на их "образно-ассоциативные" примочки и делают по ним апосля логотипы, там, слоганы и разные картинки на этикетках.

10. Эвристические группы – здесь дуракам и невеждам места нет.

Нанятые организаторами обсуждения пацаны крепко анализируют специальные материалы (и графики с диаграммами тоже, а бывает, что даже и "черные ящики" со сбитых инопланетянами самолетов) и предлагают версии, гипотезы и доктрины. Наиболее популярным эвристическим методом является мозговой штурм. Это когда упившиеся в стельку эксперты выбалтывают такое, что наука и техника тут же шагает вперед на тыщу лет. А то и на мильон.


otrivki-iz-zhitiya-prepodobnogo-sergiya-radonezhskogo.html
otrivok-iz-besedi-s-lenoj-15-let.html
    PR.RU™