Песнопение «Светлой ночью зимнею»

1-ы: Дары, принесенные волхвами, сохранились до наших дней! Золото - двадцать восемь небольших пластин размером 5 на 7 см разной формы — трапеция, четырехугольник, много­угольник... На каждой — тончайший филигранный орнамент, ни разу не повторяющийся. Ладан и смирна — небольшие, величиной с маслину, шари­ки, их около семидесяти. Эти сокровища хранятся в монастыре святого Павла на горе Афон с особым тщанием.

2-ой: Честные дары волхвов Матерь Божия бережно хранила всю жизнь. А незадолго до своего Успения, зная, что земная Ее жизнь заканчивается, она пере­дала Дары вместе со своим Поясом и Ризой в Иеру­салимскую Церковь, где они и хранились до 400 го­да.

3-ий: Византийский император Аркадий перенес Да­ры в Константинополь для освящения новой столи­цы империи. Потом они попадают в город Никею и около шестидесяти лет находятся там. Когда же из Константинополя были изгнаны латиняне, дары возвращаются в столицу. После падения Византии вдовствующая царица Мария спасла эту святыню от неверных и собственноручно привезла на Афон в монастырь Святого Павла.

Танец с платками «Ночь тиха над Палестиной»

Лучик: Исполнилось предсказание патриарха Иакова. Перед пришествием Христа-Спасителя скипетр от колена Иудова отпал. На престоле иудейском воцарился Ирод идумеянин.

Ночь: Казалось бы, что проповедь волхвов о рождении столь долго ожидаемого миром Избавителя произведет всеобщую радость в Иерусалиме. Но произошло совсем другое: «Слышав, Ирод-царь смутися, и весь Иерусалим с ним». Страшная ненависть ко всем, боязнь измены, страх за собственную жизнь и безопасность короны, которую так страстно хотелось Ироду упрочить за собою и своим родом, - все это не давало покоя его мятущейся душе. Иерусалимляне же трепетали, не зная, как и на ком он выместит свою тревогу.

Лучик: И вот над несчастным Вифлеемом спустилась другая ночь – ночь адского мрака, кровавой тьмы и такого ужаса и горя, какого никогда не испытывал не только Вифлеем, но и весь мир. Потоками лилась кровь несчастных Вифлеемских младенцев, на глазах матерей умерщвляемых воинами Ирода.

Ночь: Не достанет воображения, чтобы во всей живости представит себе страшную картину небывалого еще злодеяния: 14 000 маленьких жизней от двух лет и ниже принесено было в жертву вздорному опасению алчного деспота. Поражаясь размерам преступления, удивляешься, как это в потоках детской крови не захлебнулся бесчеловечный Ирод?!

Уходят ведущие. Выходит чтец.



Басня «Лиса и Кувшин».

свящ. Петр Новаков

Лиса бежала как-то мимо поля.

А там Кувшин стоял со свежим молоком.
Его хозяйка увлеклась борьбою с сорняком
И так, оставив свой обед,

Вглубь поля удалилась далеко.
Лисицу ж соблазнило молоко.

И, не возмогши удержать свои желанья,
Она в кувшин сует головушку и пьет.
Хозяйка же траву усердно рвет

И песни мирно распевает.

Тем временем Лисица молоко все допивает
И голову свою желает

Извлечь из Кувшина, -

Но не идет она.

Головушка Лисы, увы, застряла.

И Кумушка моя затрепетала

И говорит Кувшину ласковою речью:

«Кувшинушка, мой милый друг сердечный,

Скажи, зачем нам ссориться с тобой?

Ведь я не причинила тебе скорби никакой,

Не сделала вреда, а только облегченье.

И вместо благодарности ты мне желаешь зла

За добрые мои дела?

Кувшин молчит.

Да что ему сказать —

Ведь он Кувшин и говорить не может.

Лиса опять его тревожит:

«Где справедливость? Где же Бог?

Коль так нечестно поступить ты мог?

Пусти меня, и мы с тобой в расчете!»

Кувшин молчит.

Лиса уже кричит

И на Кувшин восстала:

«Пусти меня! Изрядно я устала

С тобой вести напрасную беседу.

Коль нет суда на таковое беззаконье,

Я до тебя, дрянная глина, доберусь!

Я справедливости сама добьюсь!»

И с множеством обидных слов на языке,

Лисица понесла Кувшин к реке,

И там его с досады окунула.

Но вместе с ним, хлебнув воды сполна,

Сама в реке и утонула.

Желая наказать кого,

Мой друг, Кувшин припомни сей:

Коль хочешь избежать беды —

Чужого молока не пей.

Ночь: Никогда мир еще не был свидетелем такой отчаянной, смертельной и решительной борьбы между Добром и Злом, начало которой занялось здесь, у Вифлеемских яслей! Глухие отзвуки этой борьбы продолжаются и до ныне.

Лучик: И теперь человеческая жизнь представляет собой обычную историю постоянного, неослабевающего нападения темных сил на провозвестников истины… Но чем яростнее нападение, тем сильнее должен быть и отпор.



Сказка «Страшный зверь»

Действующие лица:

Сказительница, Мужик Макар,

Кот, Заяц, Зайчиха, Зайчик, 2-ое зайчат,

Лиса, Волк, Медведь, Ёж, 2 Белочки,

Ворона, Сорока, Сова, Воробей

Сказительница: Жил-был мужик Макар. И у этого мужика был кот гладкий да когтистый, но такой проказник и обжора, что просто беда. По виду настоящий зверь-охотник, а на деле лентяй и лежебока. Мышей ловить не хотел, да еще и рыбу у хозяина воровал. Проку от него ни какого, одни только убытки. Не выдержал мужик, схватил Кота, посадил в мешок да в лес понес. Да подальше понес, чтобы этот Кот дорогу назад никогда уже не нашел. И так далеко мужик в лес зашел, что даже сам испугался, бросил Кота и со всех ног домой побежал. Только его и видели.

На сцене стоит мешок с Котом.

А случилось так, что Лиса мимо проходила. Увидела мешок, любопытство ее разбирает.

Лиса: Что это там такое?

Сказительница: А Кот в мешке ни жив ни мертв, слышит, кто-то рядом топает.

Лиса: Домой мешок занесу, там и раскрою.

Лиса берет мешок, а оттуда выпрыгивает Кот.

Сказительница: Смотрят Лиса и Кот друг на друга. Обоим страшно, но жутко интересно.

Лиса: (в сторону) Сколь­ко лет живу в лесу — такого зверя не видывала! Ты кто таков будешь?

Кот: Я? Я? Зовут меня Котофей Иванович, меня из сибирских лесов прислали к вам вое­водою. Вот!

Лиса: Ха-ха. Воеводою! Хм... Воеводою? Ах, какой вы важный воевода Котофей Иванович! Какая выправка, какой мундир. А что, Котофей Иванович, пойдемте ко мне в гости.

Сказительница: Кот пошел к лисице. Она привела его в свою нору и стала потчевать, а сама все выспрашивает:

Лиса:Котофей Иванович, женат ты или холост?

Кот: Холост.

Лиса: И я, лисица,— девица. А что, Котофей Иванович, давайте поженимся!

Кот: Поженимся? А тебя как звать-то?

Лиса: Лизавета Петровна я.

Кот: Ну что ж, Лизавета Петровна, пожалуй, женюсь я на тебе.

Лиса: Вы здесь отдохните, сил наберитесь, а я пока схожу еды раздобуду. Скоро сытно заживем.

Сказительница: Бежит Лиса по лесу, сухие листья с деревьев собирает, а сама по сторонам поглядывает. Вдруг Волк навстречу.

Волк: Здравствуй, Лисонька. Ты что ж это сухие листья собираешь, ты ж ими не питаешься?

Лиса: Я не ем, а вот Котофей Иванович, муж мой, очень их с подливочкой любит.

Волк: А кто такой Котофей Иванович?

Лиса:Разве ты не слыхал? К нам он нам из сибирских лесов прислан воеводой! Была я раньше лисица-девица, а теперь нашего воеводы жена.

Волк: О! А нельзя ли на него посмотреть?

Лиса:А ты гостинца ему собери, мяска, ну, хотя бы барана. На опушке его положи, а сам спрячься куда-нибудь. Авось, Катофей Иванович тебя и не заметит. Хоть он у меня и маленький, но характером очень суров, чуть что не понем, сразу в клочья разорвет.

Волк: В клочья? Да…

Сказительница: Пошел Волк за бараном. А Лиса домой идет и думает о том, как они на свадьбе славно пировать будут.

Лиса:(уходя) Славненько. К свадьбе волк барана принесет.

Сказительница:А с другой стороны поляны Сорока Медведю допрос чинит.

Выходят Медведь и Сорока.

Сорока: Эй, Михайло Иванович, на вопрос ответь!

Медведь: Какой вопрос, Стрекотуха?

Сорока: Почему тебя Медведем зовут? Глухаря – понятно: он весной глухой. Зайца-беляка – понятно, он зимой белый, а вот Медведя – не понятно.

Медведь: Хе-хе! Бестолковая птица. Мед-ведь – значит мед ведает. Знаю, стало быть, где мед в лесу спрятан.

Сорока: А где, где он, мед-то?

Медведь: Так я тебе и сказал! Ты же всем разболтаешь сразу – все вы в лесу тогда медведями станете. Выходит Лиса.

Лиса:Кто это в моем лесу ревет? Кто моему хозяину спать мешает?

Медведь: Здравствуй, Лисонька, тебе чего?

Лиса: Э… Мне медку бы для мужа моего Котофея Ивановича, присланного из сибирских лесов к нам воеводою.

Сорока: Караул! Воевода! Спасайся кто может. (улетает).

Медведь: А покажи мне своего Котофея.

Лиса:Он у меня маленький, но суровый больно, чуть что не по нем – тут же тебя в клочья разорвет.

Медведь: Разорвет? Ну хоть одним глазком.

Лиса:А ты гостинцев собери: медка душистого, рыбки, мяса - на опушке положи, а сам схоронись, да подальше. Авось, Котофей Иванович тебя и не заметит.

Медведь: О!!! (уходит).

Сказительница: Пошел Медведь за медом, а Лиса под дубом желуди стала собирать.

Еж: Ты чего это, Лиса, желуди собираешь?

Лиса: Фу, так я ж не для себя, для мужа моего, Котофея Ивановича.

Еж: Какого такого мужа?

Лиса:Который к нам из сибирских лесов воеводой прислан! Желудь не подашь, спина болит нагинаться. Я раньше была лисица-девица, а теперь нашего воеводы жена буду.

Ёж:Хм, дожили… Мне воевода не нужен, я сам себе воевода.

Лиса:У него не глаза, а глазищи, не лапы, а лапищи, не хвост, а хвостище, как махнет, так сразу убьет.

Ёж:Слышь, Лиса, хочу на воеводу твоего посмотреть.

Лиса:О! Посмотреть то можно, но без подарка лучше не приходи, а если подарок не понравиться, то он тебя смерти предаст! Скор он у меня на расправу-то.

Ёж: Хм… Дожили.

Сказительница: Отправился Ёж за подарками, а Лиса прямиком домой.

Выходят: Сорока, Белочки, Зайцы, Сова,Воробей.

Сорока: Караул! Караул! Лесные жители собирайтеся, сбегайтеся, прислали к нам воеводу страшного. У него не глаза, а глазищи, не лапы, а лапищи, не хвост, а хвостище, как махнет, так сразу семерых убьет.

Белочки: Что же делать?

Зайчиха: Как лихо устранить?

Зайчики: Мама, нам страшно!

Заяц: Да, большим зверям-то чего? А нам, малым, всегда и за все отдуваться приходится

Сова: Я слышала от людей, что строгий пост надо на себя наложить.

Белочки: Мы не будем меж собой больше ссориться и драться.

Зайчики: Мы тягать друг дружку за уши и обижаться на всех.

Сорока: Я воровать не буду, червячков есть не стану, перейду на растительность.

Воробей: Вот как славно, как славно все!

Сова: Но это не все. Люди говорят, что только усердная молитва к Богу, Создателю всего живого, может избавить от любой беды и искушений.

Все вместе: Будем молиться и поститься.

Зайчик: Да устроит Господь все по Своей воле.

Сказительница: А тем временем Лиса прибежала домой, запыхалась, аж взопрела вся.

Лиса: Скучаете, Котофей Иванович? А я вам покушать кой - чего принесла. (Кот ест, кой - чего выплевывает). Не нравится? Вкусненького хочется? Скоро будет. К нам вот-вот с подарками знатные звери пожалуют. (Кот трясется). Да не бойтесь, они только одним глазком на вас глянут, да сразу и разбегутся. В нашем лесу никогда настоящего воеводу не видели. Вы пока опочийте на лежаночке. Укладывает его на лавку.

Сказительница: А знатные звери уж с подарками на опушку явились.

Ёж: Хм! Дожили, к Лисе с мужем на поклон пришли.

Медведь: Тише ты! Если сам беды ищешь, то хоть нас не втягивай.

Волк: Лиса вот велела спрятаться.

Ёж: Дожили.

Сказительница: Медведь на елку полез, Волк под кустом спрятался, а Ёжик в мох зарылся.

Волк: Медведь! Ну что там? Не видать никого?

Медведь: Не видать. Хоть бы знак им какой подать.

Бежит мимо Заяц.

Медведь: Слышь, косой! Стой! Сбегай к Лисе и скажи, что мы с подарками пришли. Пусть с Котофеем Ивановичем сюда выйдут.

Заяц бежит к Лисе.

Заяц: Мне свыше передать велено, что к вам с подарками явились, и выйти просят.

Лиса: Ступай, косой. Сейчас будем.

Заяц: Фу.

Волк: Ну, что, идут?

Медведь: Да вроде идут.

Волк: Ну как он, воевода то?

Медведь: Да не разглядеть толком, мелковат.

Лиса: Ну полно вам, Котофей Иванович, не сердитесь на них. Они вам подарки вкусные принесли. Вот как вкусненького сейчас накушаетесь, так меньше на них сердиться будете. А если уж угощения вам не понравятся, вот тогда их самих и съедите.

Медведь и Волк: Ой!

Ёж: Дожили.

Кот бросается на подарки.

Сказительница: Кот сейчас же кинулся на подарки, шерсть взъерошил, начал есть и урчать, будто сердится.

Кот: Мау! Мау!

Волк: Медведь, что там? Я ж не вижу ничего.

Медведь: Ой беда! Все кричит: «Мало! Мало!» Как бы до нас не добрался.

Волк: Не могу больше так, сам посмотрю.

Сказительница: Кот услыхал, что листья ше­велятся, подумал, что это мышь, да как кинется — и прямо волку в морду вце­пился когтями. Волк перепугался, вскочил и давай утекать. А кот сам испугался и полез на дерево, где сидел медведь.

Медведь: Ну, увидел он меня!

Сказительница: Слезать-то было некогда, вот медведь как шмякнется с дерева оземь, все печенки отбил, вскочил — да наутек.

Лиса: Бегите, бегите, а не то как бы вас воевода не задрал. Да и другим передайте, чтобы неповадно было Котофея Ивановича сердить. (В сторону убегающего Кота). Куда же вы, Котофей Иванович?

Сказительница: Со страху убегали звери во всю прыть, а навстречу им Сорока.

Сорока: От кого это бежите? Кто вас так напугал?

Волк: Ой, мы чуть не попали в зубы к страшному зверю.

Медведь: Как он кидался на нас?

Ёж: Дожили.

Ворона: Что здесь за шум?

Ёж: Вот впутались в историю.

Медведь: Хотели одним глазком на присланного воеводу посмотреть.

Волк: Так он чуть нас не разодрал.

Ворона: А каков он зверь-то?

Волк: Гладкий.

Медведь: Большой.

Ёж: Глаза горят зеленым огнем. Усы в обе стороны, как пики, торчат.

Выходят все участники.

Ворона: Это не тот ли зверь, что теперь по лесной дороге промчался, серый такой, мохнатый.

Звери: Да, да!

Ворона: Ха-ха-ха! Да это же Кот мужика Макара! Он первый лентяй и лежебока на деревне, его мужик с дома сбыл. Кого испугались! Его и мыши не боялись. Вот шума-то наделали!

Выходит Лиса.

Лиса: А где же Котофей Иванович? (звери пожимают плечами).

Медведь: Ах, как нехорошо мы себя повели…

Волк: Как последние трусы.

Сказительница: Не зря говорят, что у страха глаза велики. А Кот со страху тоже бросился бежать, да по той тропинке, которая к дому вела.

Волк: Не надо надеяться

Лиса: на хитрость

Ёж: смекалку

Медведь: и подарки.

Сова: А лучше все упование возложить на Бога,

Все вместе: тогда уйдет от нас тревога.

Выходят ведущие.

Ночь: Мудрое часто достойно посрамления, ибо мудрый превозносится перед Богом своей мудростью, которая в Божьих очах – безумие. Есть только единая мудрость – мудрость во Христе.

Лучик: Только тех, кто склонил свою гордыню перед Богом, Господь предназначает для Царства Небесного.

Уходят ведущие. Выходят чтецы.

«В яслях спал на свежем сене»Саша Черный

Чтец 1: В яслях спал на свежем сене

Тихий крошечный Христос.

Месяц, вынырнув из тени,

Гладил лен Его волос...

Чтец 2:Бык дохнул в лицо Младенца

И, соломою шурша,

На упругое коленце

Засмотрелся чуть дыша.

Чтец 3:Воробьи сквозь жерди крыши

К яслям хлынули гурьбой,

А бычок, прижавшись к нише,

Одеяльце мял губой.

Чтец 4:Пес, прокравшись к теплой ножке,

Полизал ее тайком.

Всех уютней было кошке

В яслях греть Дитя бочком...

Чтец 1: Присмиревший белый козлик

На чело Его дышал,

Только глупый серый ослик

Всех беспомощно толкал:

Чтец 2: "Посмотреть бы на Ребенка

Хоть минуточку и мне!"

И заплакал звонко-звонко

В предрассветной тишине...

Чтец 3: А Христос, раскрывши глазки,

Вдруг раздвинул круг зверей

И с улыбкой, полной ласки,

Прошептал: "Смотри скорей!"

Выходят ведущие.

Лучик: Что нужно, прежде всего сделать, чтобы достойно принять грядущего в сердца наши Господа?

Ночь: Нужно смириться перед Богом, как малое дитя, отвергнуть гордость и самость, и поставить задачей жизни своей исполнение святых Христовых заповедей.


politiko-pravovie-koncepcii-xx-v.html
politiko-pravovie-teorii-predfilosofskogo-perioda-v-razvitii-elladi-gomer-gesiod-tvorchestvo-semi-mudrecov-geraklid-pifagor.html
    PR.RU™